Тел.: +7 (985) 868 29 04, +7 (926) 304 48 28; E-mail: gnasipnaya@gmail.com
Эссе о музыке. Улыбнемся…

ФРАНСУА КУПЕРЕН.

Произведения для клавесина.

 «Будильник»


 


— Мой милый Будильник, мой добрый Будильник, зачем ты так рано будишь меня?

— Если хочешь быть тактичной, надо, надо быть пунктичной! Динь-динь-динь, Динь-динь-динь, Динь-динь-динь, Динь!

— Ах, что я слышу — «редкое» слово! Ты призываешь «пуктичной» быть?

— Ошибка, ошибка, ошибка, ошибка, надо пунктуальной быть!

— А если погода изменилась и дождь моросит без конца?

— Да, надо стараться, надо стремиться пунктуальной быть, зонтик открыла — и иди!

— А если планы мои изменились, и настроение никуда, и новый шарф вчера не купили, и вкусный торт съели без меня? Всегда надо пунктуальной быть?

— Если хочешь быть тактичной, надо пунктуальной быть, надо точной, точной быть!

— Но когда это очень сложно, когда это почти невозможно?

— Если хочешь быть тактичной… Динь-динь-динь, Динь-динь-динь, Динь-динь-динь, Динь-динь-динь! Точность — вежливость королей!

*

Точность — вежливость королей.


 

 

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН

Семь багателей op.33.

Вторая багатель (скерцо)

Шутка, улыбка, жизнерадостный взгляд всегда помогают человеку.

Суровая действительность, словно морская стихия, качает его на своих волнах, требуя больших сил для выживания.

Но человек вовремя вспоминает, что чувство юмора — хороший, верный помощник.

Это чувство помогает вести диалог с партнером, преодолевать общие трудности.

Шагая по жизни, человек старается не упустить возможности улыбнуться, тем самым зарядить себя позитивной энергией на будущее.

*

С улыбкой по жизни.

 

 


 

П.И.ЧАЙКОВСКИЙ.

Юмореска op.10 №2

Паренек из провинции приехал в большой столичный город. Душа ликует, как говорится, поет от радости.

Невдалеке, у театра слышится красивая правильная речь. Барышня в окружении двух юношей и девушки читает вслух афишу. Тепло ее голоса, приятные манеры привлекают внимание приезжего.

Что-то тревожит юную особу, она резко оборачивается. К счастью, тревога оказалась беспричинной. Взгляд ее встретил весенний ручеек, пробегавший мимо.

Молодые люди продолжают рассматривать афиши. Неспокойное состояние появляется вновь. Барышня оглядывается и замечает наблюдающего за ней паренька. Он опускает глаза и погружается в мир своих счастливых переживаний.

Через некоторое время, посмотрев в сторону театра, он увидел молодых людей, уходящих вдаль, и представил себя среди них.

Непосредственность паренька могла вызвать улыбку обычного прохожего. Но художник тонко подметил благородство мыслей и чувств юноши. Возможно, именно так появилось это произведение.

*

Бесценное простодушие.


 

АНТОНИН ДВОРЖАК.

Восемь юморесок op. 101.

Седьмая юмореска

В тонком платье словно из воздуха бежит девушка по жизненной дорожке. Еще не настолько опытна, чтобы засмеяться при встрече с трудностью, но уже достаточно мудра, чтобы не заплакать навзрыд. Бежит словно летит…

Наедине с собой она дает волю эмоциям. В полный голос оплакивает неудачи, чтобы получить силы для дальнейшего движения вперед.

Легко и стремительно бежит она в будущее. Еще не настолько скептична, чтобы жить без радужных надежд, но уже хорошо понимает: идеального в жизни нет.

*

Уроки жизни.

 

 

ЭДВАРД МАК-ДОУЭЛЛ.

Шесть маленьких фантазий.

«В полях»

   Leggiero e giocoso. Погожим летним днем жизнь в полях полна радостного оживления. Легко и привольно их обитателям. Вот, например, кузнечики. Они поражают мальчика своими прыжками, прячутся и появляются вновь.

Всех привлекает пение птиц, летящих в небе. Птицы хотят сказать очень важное: эти поля, мирные и полные счастья, хранят память о прошлом, о военных походах. Мальчик вспоминает рассказы учителя. Мысли созвучны голосам птиц.

Притихли жители полей, задумчиво глядя в небо. Птицы будто напоминают: сегодня наша упоительная радость — плод мира на планете. Нельзя об этом забывать.

*

Счастье мирной жизни на земле.


 



 

КЛОД ДЕБЮССИ.

Прелюдии, тетрадь первая, 1910.

«Менестрели»

 

Кто такие менестрели? Изначально это средневековые музыканты, состоявшие на службе у знатных феодалов. Однако с течением времени в разных странах среда менестрелей, характер их деятельности изменялись.

О чем рассказывает прелюдия Дебюсси? О современных композитору менестрелях американского происхождения: ощущается влияние джаза. Перед нами калейдоскоп небольших эпизодов из жизни актерской труппы. Нотному тексту предшествует ремарка композитора Nerveux et avec humour (нервозно, но с юмором): по-видимому, жизнь менестрелей не проста. Творческая фантазия и чувство юмора помогают им вуалировать скромное оформление представлений, бытовую неустроенность, терпеть зависимое положение слуги.

— Уважаемые господа, почтенная публика! Не поскупитесь на внимание к менестрелям! — слышится со сцены.

Слегка изменив свой облик, актер выступает в роли фокусника.

— Делаем так-то и так, — говорит он зрителям. — Смотрите, происходит нечто невероятное!

Он опять меняет маску и продолжает:

— Повторяем первоначальные действия и видим еще более удивительные превращения!

Актер устало идет в свою каморку (ремарка Дебюсси: Moqueur - насмешливо). Достает необходимую для следующей сценки шляпу из сундука (он же, вероятно, лежанка и обеденный стол). Бросок вверх на предназначенный специально для шляпы гвоздь! О! Без промаха!

Затем происходит смена декораций — подготовка к комической сценке. Звуки барабанчика возвещают о ее начале.

Придя в знатный дом, простолюдин выдает себя за аристократа. Поклоны. Спрашивает, куда можно повесить шляпу. Не дождавшись ответа, привычным движением бросает ее на вешалку, тем самым обнаруживая розыгрыш. Так в спектакле актер играет свою судьбу.

После небольшой паузы повтор начальных тактов пьесы:

— Уважаемые господа, почтенная публика!

Но внутренний голос в ритме барабанчика подсказывает актеру:

— Стоп! Довольно!

Актер демонстративно сбрасывает с себя маску и уходит со сцены.

*

Тяжесть социального неравенства.

 


 

ВМЕСТО АНТРАКТА

   Отвлечемся ненадолго от эссе и их сюжетов. Напомню, что вопрос понимания сложного языка классической музыки широкой аудиторией всегда волновал музыкантов.  Шуман, Лист, Берлиоз, Дебюсси и другие композиторы много работали над этим вопросом. Яркие, образные  названия произведений, пространные словесно-поэтические ремарки в  нотном тексте, наконец, развернутые сюжеты произведений (как, например, у Берлиоза в «Фантастической симфонии»), — всё это делалось для того, чтобы помочь слушателю понять музыку.

   Заслуживает особого внимания отношение к этому вопросу П.И.Чайковского. Цикл «Времена года». Перед началом каждого произведения имеются стихотворные строки выдающихся русских поэтов. Эти поэтические эпиграфы тесно связаны со смыслом произведений, которым они предшествуют. Так, например, перед нотным текстом пятого  произведения цикла «Май. Белые ночи» читаем поэтический текст А.Фета:

Какая ночь! На всем какая нега!

Благодарю, родной полночный край!

Из царства льдов, из царства вьюг и снега

Как свеж и чист твой вылетает май!

   Композитор предлагает Вам, уважаемый слушатель, соотнести словесный и звуковой образы.
      Однако не все композиторы стремились знакомить публику с сюжетными линиями своих произведений. Среди этих композиторов ― Фридерик Шопен. О его отношении к данному вопросу будет сказано в последующих концертных программах автора проекта.


П.И.ЧАЙКОВСКИЙ.

      «Времена года» соч.37 бис.

«Май. Белые ночи»

Это сочинение Вы можете послушать в разделе «Видеозаписи» данного сайта (записи концертов 7.05.2013, 20.05.2013).

 


 

БЕЛА БАРТОК.

Багатели op.6.

Вторая багатель

Allegro giocoso. Предположим, что эта багатель — о пластилиновом Медвежонке, которого поставили на освещенный солнцем подоконник и забыли.

— Я в растерянности: такой перепад температуры от жары, даже мой галстучек удлинился, ой, ой, — сетует Медвежонок. — Посмотрю я на себя: ботики увеличились, шляпка стала шире. Что же мне делать? Поставили меня на солнцепек и забыли. Что же делать, что делать, что делать? Убегу я, спрячусь в тень. Солнышко обмануло меня — показалось ласковым. Ах, какая неожиданность… Ох, в растерянности я…

*

Неожиданность и растерянность.


 

Четырнадцатая багатель

Открываем нотный текст пьесы: вместо посвящения подзаголовок «Моя душечка танцует». Слушаем первые такты… И тут же в мыслях — множество вопросов. Кто она, героиня этой пьесы? Служанка или госпожа? А может быть то и другое в одном лице? Серпина, Розина или Сюзанна, сошедшая со страниц опер Перголези, Моцарта, Россини, каким-то образом попавшая в начало XX века? Почему она танцует? (Уточнение «Вальс» тоже вынесено в подзаголовок). Почему в ее поведении столько неожиданного, парадоксального? С чем это связано? Возможно, с условиями ее жизни, объективными обстоятельствами, думаем мы и слушаем дальше. По-видимому, «душечка» перегружена работой, а чтобы скрасить однообразие жизни, она все свои действия сопровождает танцем, вальсирует.

Может быть, она готовится к вечернему торжеству, думая: «С чего начать?» Прежде всего нужно привести себя в порядок. «Душечка» стирает блузку, чтобы та успела высохнуть до вечера. Вдруг вспоминает, что нужно последить за сиропом для пряников (нельзя допустить подгорания!) и бежит на кухню. Убедившись, что с сиропом все в порядке, она направляет свое внимание на столовое серебро, которое предстоит почистить. Локоны прически? Их необходимо надежнее укрепить шпильками, чувствует она. Возвращается к столовым приборам. И вот «душечка» уже толчет сухари в ступке! Вновь и вновь напоминает о себе прическа. «Душечка» тщательно метет пол. И надо же (какая неприятность!) треснул каблук!

Она очень напряжена, а дел еще много: «С чего начать, с чего начать, с чего начать, с чего начать, с чего начать, с чего начать…». Опять мешает работать каблук. Уставшей «душечке» пора отдохнуть.

Отзвучала пьеса. К сказанному добавим исторический факт (см. предисловие к нотному изданию: Bartok B. Album I, for piano. — Budapest: Musica, o.J. P.3.). Текст данной багатели одновременно входит в двухчастное оркестровое произведение «Два портрета» (второй портрет). Гротескный характер багатели подчеркнут композитором в названии второй части.

Конечно, слово композитора неоспоримо. И все же думается, что жизнь «душечки» если и вызывает улыбку, то только в сочетании с глубоким сочувствием. А нотный текст, на наш взгляд, не противоречит этому.

*

Бытовые перегрузки, как с ними бороться?


 

С.С.ПРОКОФЬЕВ

Десять пьес op.12.

Юмористическое скерцо.

Для четырех фаготов

Созданное для четырех фаготов, это сочинение имеет и фортепианную редакцию. Название отражает тот факт, что жанр «скерцо» в ходе времени существенно изменялся — от небольшой пьесы-шутки до масштабных звуковых полотен драматического содержания. Данная пьеса — скерцо в его первоначальном понимании. Уточняющее слово «юмористическое», по-видимому, подчеркивает беззлобный характер шутки.

Да, соглашаемся мы. Однако правомерна, на наш взгляд, приведенная ниже литературная трактовка, которая дает основание задуматься над серьезными вещами, такими, например, как мир духовных исканий человека, его интеллектуально-творческое состояние.

Русская интеллигенция XX века. Четыре человека собрались вместе провести свободное время. Двое играют в карты, двое находятся рядом, постукивая монетами — таков уровень их «духовных» запросов. Скучно и вяло идет игра, прерываемая действиями постороннего характера. Ощущение свежести, полученное (можно предположить) от глотка минеральной воды стимулирует начало беседы. «А что, господа, не съездить ли нам на воды?» — произносит один из них. Появилось желание сменить обстановку, увидеть новые места, жить ярче, интереснее. Беседа содержит развитие — от предложения вероятностного плана к принятию достаточно определенного решения.

Еще несколько лет назад в жизни этих людей были и романтика, и творческие порывы. Будучи студентами, они ценили дружбу, занимались ансамблевым пением. Вот и сейчас, вспомнив это время, решили спеть одно из произведений. Даже спустя годы сохранились стройность звучания, хороший вокал — память о взыскательном вкусе, о серьезном подходе к занятиям.

Закончилось пение. И что же после этого? Все четверо включились в игру, сосредоточенно обдумывая каждый ход. Игра становится более активной и осмысленной. Имеются признаки внутреннего подъема, на первый взгляд. Но вспомним, в какую игру они играют. Друзья понимают, что игра в карты не достойна вложения сил человека, а углубление в нее пагубно. От этого ошибочного пути защищает духовный багаж, приобретенный в юности. Однако вырваться из обывательщины не удается: сильные духовно-творческие импульсы в их окружении отсутствуют. И вместо подъема мы слышим обратное: звучат начальные такты произведения — все остается по-прежнему.

*

Духовный рост человека не допускает остановки: либо человек движется вперед, либо идет назад (уже с момента остановки). Третьего не надо.


 

С.С.ПРОКОФЬЕВ.

«Сарказмы» op.17.

Второй «Сарказм»

Кот Котишка самодоволен, плутоват, но труслив. Это не просто кот, но кот, любящий молоко, и не просто молоко, но сгущенное.

Хозяина Тимофея Тимофеевича нет дома. Обычно он наливает молоко из банки в специальный бокальчик, а потом коту в миску. «Где же банка?» — спрашивает себя кот и начинает поиск.

Он прыгает на шкаф с посудой и приоткрывает дверцу. Но чувство страха не покидает Котишку: а вдруг сейчас вернется Тимофей Тимофеевич. Спрыгнув со шкафа, кот повторяет попытку.

После третьего прыжка он входит в азарт и сбрасывает лапой на пол четыре стаканчика, аккуратно расставленные хозяином.

Кот проникает вглубь шкафа, ищет банку, побросав попутно еще девять стаканчиков. Но нет, нет банки.

Рассвирепел Котишка: я — кот, я — кот, достойный, особый. И тут он прыгает на самую высокую полку: слетело четыре столовых ложки. Испуганный кот пытается поставить на свои места хотя бы часть подвинутой им посуды. Опять самодовольство одолевает: я — кот, я — кот, достойный, особый.

Вдруг он услышал, как вошел Тимофей Тимофеевич. Котишка умчался в самый дальний угол квартиры. «Что же ты натворил, скверный кот», — сердится Тимофей Тимофеевич.

*

Самодовольство, плутоватость, трусливость.


 

С.С.ПРОКОФЬЕВ.

«Мимолетности» op.22.

Пятая «Мимолетность»

Molto giocoso. Яркий солнечный луч, кому-то подаривший озорные веснушки, кому-то согревший руки. Солнечные блики, подвижные, порой смешные в своих неожиданных перемещениях.

*

Свет и тепло, их благотворность.


 

Десятая «Мимолетность»

Перед нотным текстом композитор пишет: Ridicolosamente (насмешливо).

Мальчик рисует Человечка и никак не может справиться со своим упрямством.

— Вот возьму и нарисую ему оранжевые ушки, а носик — зеленый, — думает он.

Неожиданно Человечек начал двигаться. Освободившись от рамки рисунка, сойдя с него, он стал бросать маленькие кусочки этих же красок в фотокарточку Упрямца, которая находилась на столе.

— Получил? Получил? Получил?! Вот так. Вот так-то, - приговаривал Человечек.

Кусочки красок летели в фотокарточку, искажая до неузнаваемости. Теперь смотреть на нее было и смешно, и обидно. А Человечек не унимался:

— Ну что, еще? Так что, еще? Вот на. Вот так.

— Можно… попросить? — заговорил Упрямец. — Ты прости меня.

— Прощу, — ответил Человечек и скрылся в рисунке.

*

Упрямство и его возможные последствия.

 

 

Д.Д.ШОСТАКОВИЧ.

Пять прелюдий, 1919-1921.

Прелюдия ля минор

Нотному тексту предшествует ремарка: allegro moderato escherzando.

Моя подруга рассказала свой сон: «Еду я по хрустальной дороге в маленькой хрустальной карете. На душе холодно. Только мелодия, звучащая внутри меня, удерживает от слез.

Вдруг чувствую, что кто-то слегка касается моего уха, и вижу летающую, очень забавную маленькую Куколку. Разговор сложился довольно странный.

— Что же ты так печалишься? — говорит она. — Давай-ка зададим плясовую! Смотри, как хорошо у меня получается шпагат, — продолжает гостья, делая сложную акробатическую фигуру.

— Оставь меня. Лети восвояси, — отвечаю я и возвращаюсь к своей мелодии. А она опять:

— Летим вместе? В мой дворец.

Поразило то, что она невероятным образом услышала мою грустную мелодию и повторила ее. Прерываю пение, перехватив окончание фразы. Но гостья продолжает петь и потихоньку тянет меня в свою сторону. Сначала противлюсь этому, потом все-таки соглашаюсь.

Вижу, как она летит в сверкающем облаке. Попадаю ли я в это улетающее облако, — не знаю. Ясно только то, что на этом сон заканчивается».

*

Грусть легко передается другим: будем меньше грустить.

 


 

Три фантастических танца op.5.

Третий «Фантастический танец»

В сказочном саду росло дерево. Весной на нем распускались нежные цветы. Они любили танцевать, жили в согласии, приветливо улыбаясь друг другу (ремарка scherzando появляется в начале нотного текста). Ветви и ствол дерева поддерживали Соцветия, заботились о них. Но безмятежную жизнь часто омрачала тревога: а вдруг кто-нибудь, залюбовавшись, пожелает сорвать одну-две веточки?

Так оно и случилось. Возле дерева остановилась Девочка и потянулась наверх, к самой красивой ветке. Зазвучала музыка. В ней Соцветия взволнованно рассказали о себе. Девочка поняла, что если она сорвет хотя бы один цветок, то вся красота, восхитившая ее, исчезнет.

Вскоре жизнь дерева вошла в прежнее русло. Но осталось и беспокойство. Особенно тревожно себя чувствовали ветви наверху: да, теперь Девочка понимает, как нужно себя вести в саду, но ведь это должен понимать каждый человек…

*

Бережное отношение к окружающему миру.


 

      

Г.А.НАСЫПНАЯ.

Экспромты

Бесконечно разнообразный мир человеческих отношений: приятные встречи, теплые интонации, счастливые улыбки…

*

Радость дружбы и любви

 

Экспромты можно послушать в разделе «Мои композиции».


 

Г.А.НАСЫПНАЯ.

Скерцино

Мальчик проводит лето у бабушки. Летний отдых сочетает с занятиями на фортепиано, готовясь к концертному выступлению осенью. В пьесе показан эпизод, когда он старательно учит сложный пассаж.

В этот момент неожиданно появляется ряд внешних отвлекающих шумов: жужжание шмеля, залетевшего в форточку, звонок мобильного телефона. Даже любимый щенок, внимательно слушавший музыку, забеспокоился. Вскоре раздался бой часов. Потом хлопнула дверь — это пришла бабушка.

Мальчик, несмотря ни на что, продолжал терпеливо работать и выучил пассаж.

*

Терпение и труд всё перетрут.


 

Бурлеска

Хулиган грубит и сквернословит. Это жизненное явление может быть отражено в музыке. Оно относится к эстетической категории «низменное».

В крайних частях пьесы — отрицательный образ, карикатура на «господина» современной жизни. Середина передает связанные с его поведением чувства близких людей.

Псевдогерой «не слышит» голос разума, его не трогают переживания близких. Разгул низменного и безобразного продолжается…

*

Проблема глубочайшего кризиса культуры.


 

«Внутри и вовне»

На протяжении всей жизни человек свято бережет теплые воспоминания детства.

Но жизнь часто требует от него решительности и даже жесткости.

Чтобы избежать крайностей, человек обращается за помощью к детским воспоминаниям: «Колокольчики-цветы очень вежливы, а ты?».

Стихи, прочитанные в детстве, вызывают улыбку счастья и указывают правильную дорогу.

*

Вежливость, ее помощь.

Рисунки Галины Насыпной

   
Адрес: Москва
Тел.:+7 (985) 868 29 04, +7 (926) 304 48 28
E-mail: gnasipnaya@gmail.com
создание сайтов
IT-ГРУППА “Передовик точка ру”